Политический синдром: Коронавирус уронил рейтинг Путина, но поднял Меркель и Макрона

На фото: президент Франции Эмманюэль Макрон, президент России Владимир Путин и канцлер Германии Ангела Меркель (Фото:
dpa/Global Look Press)

Арабский телеканал Al Jazeera констатирует, что во время пандемии рейтинги одобрения мировых политиков демонстрировали разнонаправленное движение. В частности, высокие рейтинги фиксируются у премьер-министра Италии Джузеппе Конте, французского президента Эммануэля Макрона, премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона, германского канцлера Ангелы Меркель.

Более того, рейтинги не просто высокие, а рекордные — в сравнении с показателями последних лет. И все это, несмотря на недавнее неудовольствие деятельностью европейских правительств, вылившееся на страницы ведущих изданий.

В частности, того же Бориса Джонсона активно критиковали за нерешительность ограничительных мер в борьбе с пандемией, а Джузеппе Конте — за слишком позднюю реакцию на коронавирусную угрозу и слабую подготовку системы государственного здравоохранения.

Великобритания и Италия, напомним, являются одними из лидеров по числу умерших от коронавируса: 43 и 35 тысячи жертв соответственно. На этом фоне показатели России, где, по официальным данным, умерло менее 9 тысяч человек, кажутся весьма оптимистичными. Тем не менее, Al Jazeera приходит к выводу, что «пандемия фактически усилила падение рейтинга Путина». При этом издание ссылается на майский опрос «Левада-центра» *, согласно которому лишь 59% граждан одобряют деятельность главы государства. Для сравнения: еще в феврале эта цифра составляла 69%.

Причем судя по выводам Al Jazeera, если с февраля—марта, когда пандемия пришла в Западную Европу, рейтинги лидеров крупнейших стран Евросоюза росли, то рейтинги российского президента — падали. При этом, однако, арабское издание обходит стороной такие страны, где на фоне коронавируса разразился полноценный политический кризис, скажем, Швецию и Испанию (напомним, что из-за разногласий премьер-министра Педро Санчеса и парламентской оппозиции в стране несколько недель не удавалось ввести полноценный локдаун).

Так что происходит сегодня с политическим сознанием россиян, «Свободная пресса» обсудила с председателем экспертного клуба ВЦИОМ, управляющим директором Центра социального проектирования «Платформа», Алексеем Фирсовым.

«СП»: — Как вы считаете, справедливо ли сегодня говорить о том, что именно пандемия всерьез подрубила рейтинги отдельных политиков?

— На самом деле рейтинги ряда глав демонстрировали довольно противоречивую динамику — они и росли, и падали. Поэтому, наверное, не совсем корректно сравнивать крайние точки. Но российская власть точно не стала политическим бенефициаром кризиса.

Действительно, рейтинг политиков, доверие к официальной информации снижались. Я думаю, причин здесь несколько.

Первая — масштабы государственной поддержки не соответствовали ожиданиям.

Вторая — низкий уровень официальной коммуникации. То есть не удалось объединить население вокруг идеи тотальной мобилизации, продемонстрировать реальную эмпатию.

Третья причина в том, что значительная часть населения считала карантинные меры избыточными по отношению к экономическим последствиям. И тем самым возник эффект отстранения власти от реальных проблем.

«СП»: — При этом ведь даже крупнейшие социологические центры страны, ВЦИОМ и ФОМ констатировали падение рейтингов Путина.

— Реальные позиции Владимира Путина вполне устойчивы. В магазине, где на рыбном прилавке осталась один минтай, в любом голосовании за лучший продукт победит только минтай.

«СП»: — ВЦИОМ фиксирует рекордный разрыв между двумя рейтингами Путина, замеренными различными способами, — спонтанным и плебисцитарным. То есть когда человека напрямую спрашивали, доверяет ли он Путину, то таких респондентов набирается 67%. А вот когда человеку предлагали ответить на открытый вопрос и назвать политиков, которым он лично доверяет, то рейтинг Путина составлял всего 28%. Как этот феномен можно объяснить?

— Знаете, мне как специалисту очень сложно эти рейтинги комментировать. Они оперируют очень общим понятием доверия. Но если искать причину, то она в том, что в период кризиса ослабело само присутствие власти: власть сконцентрировалась в области контроля за телесными практиками (ношением масок, прогулками, посещением учреждений). Но слабо для данного периода ощущалась в остальных практиках. Поэтому в спонтанном режиме лидеры власти вспоминались реже, а люди в большей степени рассчитывали только на себя.

* АНО «Левада-Центр» внесена Минюстом в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Власть

Путин обратился к выпускникам школ и вузов

В США может появиться еще один штат

Путин готовит новое обращение к россиянам

Путин призвал не допустить «накрутки» при голосовании по поправкам

Все материалы по теме (4269)

Источник: svpressa.ru