Где ошибается или не договаривает Клишас о том, зачем Путину «обнуляться»

Фото: Zamir Usmanov/Global Look Press

Сенатор Андрей Клишас подробно рассказал о сути поправок в Конституцию, в том числе о наиболее обсуждаемой — той, которая обнуляет президентские сроки Владимира Путина.

— Чтобы система заработала, люди, в первую очередь некий политический класс, чиновники, парламентарии, крупные наши политики, члены правительства, они должны перестать думать о трансфере. Они должны перестать рассуждать о том, кто там будет преемником, когда это произойдет и так далее, — объяснил Клишас.

Тем не менее, существует как минимум три версии о причине этой поправки. Помимо той, что назвал Клишас, аналитики высказывали мнение, что Путину нельзя уходить, потому что сейчас слишком нестабильная обстановка в мире — «на переправах коней не меняют. И то, что Путин просто хочет оставаться у руля пожизненно.

О том, насколько вероятна высказанная сенаторам цель обнуления, насколько она достижима, и что будет потом, «Свободная Пресса» спросила у политолога, кандидата политических наук Екатерины Шульман.

Обнуление придумала бюрократия, которая живет короткой перспективой

«СП»: — Целью поправки об обнулении президентских сроков Путина называют разряжение обстановки внутри элит. Может ли цель быть действительно такой, будет ли она достигнута?

— Я думаю, что в этих утверждениях есть своя правда. Действительно, в начале этого года во время первоначального обсуждения поправок возникло ощущение, что они совокупно представляют собой, как выразилась Элла Памфилова, политическое завещание действующего президента. Ощущение, что он до 2024 года досидит, а в следующих выборах принимать участие не будет, усиливалось в высшей бюрократии тем, что из конституционной статьи об ограничении президентских сроков было убрано слово «подряд». Как говорил Маркс, идея становится материальной силой, когда она овладевает массами: происходящее могло восприниматься как потенциальная угроза или дестабилизирующий фактор. Было необходимо, чтобы убеждение не стало уверенностью.

Теперь, как ни странно это выглядит со стороны, для самой коллективной бюрократии вернулась ситуация неопределенности. У президента есть все опции, он не ограничен в своем выборе: он может пойти на следующий срок или не пойти, может раньше времени представить преемника, как это сделал Ельцин. Еще не внесенный закон о Госсовете может придать этому пока загадочному органу дополнительные полномочия.

Сейчас есть та степень вариативности, которая не позволяет правящей бюрократии формировать устойчивые коалиции или драться друг с другом за свое место в постпутинском будущем. Беда, однако, состоит в том, что, если действительно перспектива смены президента является дестабилизирующим фактором, то нынешние шаги только откладывают эту проблему, но никак ее полностью не разрешают. Если, по словам президента, сейчас все начинают рыскать глазами в поисках преемника через два года после выборов, то потом те же люди начнут думать через два года после следующих выборов. Если выборов вообще не предвидится, они начнут думать о том, кто будет следующим, не в преддверии выборов, а, например, при появлении информации об ухудшении здоровья действующего президента. Совсем запретить им думать невозможно. Либо нужно каким-то образом вообще убрать возможность смены президента — что не получится, потому что есть законы природы.

Поэтому, видимо, задача решается не стратегическая, а тактическая, чтобы прямо сейчас не пошел вразнос весь наш управляющий класс. А там, дальше — как выйдет.

«СП»: — Есть ли у Путина и элит стратегические планы?

— Наша бюрократия не строит долгосрочных планов, это ей несвойственно. Она живет короткой перспективой. Даже если какие-то планы есть, то кому они нужны в условиях такой неопределенности. Планы можно построить, но что будет дальше? Поправки версии первого чтения довольно сильно отличаются от финальной. Был, припоминаем, план провести голосование 22 апреля — и где этот план.

«СП»: — Если чиновники, политики не будут знать, когда Путин уйдет, не успеют перестроиться, разве это не дестабилизирует систему еще сильнее после его ухода?

— Идея состоит в том, что им не надо перестраиваться, им нужно верить, как говорит сенатор Клишас, в то, что так будет всегда. Но это невозможно, потому что физическое бессмертие недостижимо. И поэтому так, как сейчас, всегда оставаться не может. Но, видимо, идеал мыслится именно так. Другой вопрос, насколько он воплощаем в реальности.

Цель — не дать врагам России устроить здесь хаос

С подобными вопросами «Свободная пресса» обратилась и к политологу Сергею Маркову, директору Института политических исследований:

«СП»: — Целью поправки об обнулении президентских сроков Путина называют разряжение обстановки внутри элит. Может ли цель быть действительно такой, будет ли она достигнута?

— Цель действительно такая.

Обновленная Конституция уменьшает роль единоличного президента и увеличивает роль коллективного президента, который будет воплощен в Государственном совете. Не даром те, кто сейчас много говорит, что поправки в Конституцию задумывались для того, чтобы дать возможность Путину баллотироваться на следующий срок, они же говорили, что обновление Конституции задумывалась, чтобы Путин стал во главе Госсовета. Не правда ни то, ни другое. Конституция делается не под Путина, она делается под правительство после Путина.

Действующая Конституция дает президенту супер-права. И это естественно, потому что она сформирована по итогам гражданской войны. Победитель в этой войне, будучи уверенным, что будет проводить кардинальные, радиальные реформы, сформировал себе супер-президентскую Конституцию. Нынешние поправки вносятся не по итогам гражданской войны, а по итогам мирного периода. С ней страна переходит от супер-президентской формы правления к просто президентской и с коллективным президентом.

Но если бы просто была постпутинская Конституция, то в действительности начался бы хаос. Этим хаосом воспользовались бы враги России — спецслужбы США и Великобритании. Они бы совершили государственный переворот в России по типу украинского: ликвидировали бы независимое правительство России и силовым образом установили власть своих марионеток. Это была бы государственная катастрофа. Справиться с ней можно было бы только радикальными мерами. Удержать страну от государственной катастрофы и от радикальных мер призвана эта поправка в Конституцию, которая дает право Владимиру Путину остаться президентом.

Воспользуется он этой поправкой или нет — будет зависеть от ситуации. Я думаю, если будет проходить гибридная война Запада против России в радикальных формах, тогда Путин останется у власти. Если гибридной войны против России не будет, Россия будет в состоянии мира, тогда Путин передаст власть кому-нибудь другому.

Я думаю, что реально власть во многом будет находиться у коллективного президента. И это будет стабилизация власти путем повышения взаимопереплетенности различных ветвей власти.

«СП»: — Еще одна версия о причине внесения поправки об обнулении — Путин хочет править пожизненно. Откуда берется эта версия, и насколько она реалистична?

— Понятно, почему версия могла появляться: в мире много случаев, когда успешные президенты решали переходить к пожизненному правлению. По многим причинам. Классический пример — Леонид Брежнев, который хотел уйти от власти, но команда ему не позволила это сделать. А Путин, без сомнения, является сильным президентом. Плюс, такое мнение может произрастать из исторического опыта, который зачастую является опытом долгого единоличного правления. Третья причина заключается в том, что Путин очень молод по политическим меркам. Кандидаты в президенты США более чем на 10 лет старше его. Поэтому основания для того, чтобы добавить ему 10 лет, без сомнения, есть.

Но насколько мне известны настроения Путина, он не хочет превращаться в нового Брежнева. Он прекрасно помнит ту ловушку, в которой оказался к концу своего правления очень хороший лидер страны — Леонид Брежнев. Он был очень удачным правителем, с хорошими результатами, но к концу он превратился в человека, которым манипулируют, стал предметом насмешек. Путин в такого современного Брежнева превращаться не хочет.

«СП»: — Если чиновники, политики не будут знать, когда Путин уйдет, не успеют перестроиться, разве это не дестабилизирует систему еще сильнее после его ухода?

— Нет, не дестабилизирует. С большой вероятностью, если Путин уходит, то он назначает какого-то человека своим преемником или назначает двоих людей и предоставляем им возможность выйти со своими программами, делает конкурентные выборы. В таком случае элиты получат кандидата или двоих, и у них не будет возможности для разлада. А главное, уже не будет времени у американцев воспользоваться грызней, чтобы совершить государственный переворот.

Поправки в Конституцию РФ

Зюганов: мы — против диктата президента

Кадыров заявил о бессильной истерии Запада из-за обнуления сроков Путина

Сенатор Клишас объяснил, зачем нужна поправка об обнулении сроков Путина

Путин рассказал, будет ли он баллотироваться в президенты на новый срок

Источник: svpressa.ru